.RU

Белкин Р. С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории к практике - страница 12



, 203

отражающие специфику некоторой категории уголовных дел, которые обусловлены природой преступления, совершенного подсудимый, и определяют его квалификацию; вторая груп­па — обстоятельства, относящиеся к характеру и условиям су­дебной деятельности. По каждому уголовному делу судом про­изводятся определенные судебные действия. Необходимость в них Обусловлена не только конкретными обстоятельствами де­ла, но и видом преступления, его уголовно-правовой Квалифи­кацией. Наряду с судебными действиями, производимыми, как правило, по любому делу, имеются и такие, которые соверша­ются в зависимости от категории уголовного дела, например определенные виды судебных экспертиз, судебный осмотр ме-ста происшествия и т п Таким образом, при выборе методики судебного разбирательства требуется учитывать и необходи­мость производства определенных судебных действий, отра­жающих своеобразие категории уголовного дела.

В криминалистическом плане структура методики судебно­го разбирательства должна содержать элементы, общие для всех дел, и элементы, общие только для всех дел одной и той же категории. Этим требованиям может отвечать структура методики судебного разбирательства, состоящая из а) обстоя­тельств, подлежащих выяснению по конкретной категории уголовных дел; б) особенностей построения и проверки судеб­ных версий, типичных для данной категории уголовных дел, в) особенностей производства судебных действий по делам данной категории

Концепция Л Е Ароцкера представляется нам убедитель­ной и заслуживающей дальнейшего развития Она свидетель­ствует к тому же и о тех усилиях, которые прилагал автор к распространению криминалистических рекомендаций на сферу судебного разбирательства, в чем он является пионером среди советских криминалистов

2. Уголовно-процессуальный 'закон исчерпывающим обра­зом определяет круг следственных действий, с помощью кото­рых осуществляется процесс доказывания. Допуская возмож­ность проведения большинства из них по усмотрению следова­теля, в отношении некоторых он содержит императивные ука-зания, относящиеся либо ко всем делам, либо к некоторым ка­тегориям дел Частные криминалистические методики, содер­жащие рекомендации по типичному кругу следственных дей­ствий и их типичной последовательности могут оперировать только теми следственными действиями, которые регламенти­рованы законом, и должны учитывать при этом его императив­ные указания

Доказывание осуществляется только средствами, которые допускает уголовно-процессуальный закон

3. В уголовно-процессуальном законе содержится общая формула предмета доказывания, на базе которой криминали-

Й04

стическая методика разрабатывает круг обстоятельств, подле­жащих выяснению по камсдой категории уголовных дел, яв­ляющейся элементом криминалистической характеристики преступлений.

4 Наконец, важнейшее офщее значение длЛ криминалисти­ческой методики в цело»* имеют требования уголовно-процес­суального Закона о быстром и полном раскрытии преступле-ний, о всестороннем, полном и объективном исследований* об­стоятельств дела Эти-требования в сочетании с требованиями неукоснительногЬ обеспечения установленных законом процес­суальных гарантий, прав и интересов участников процесса «обязывают следователя планировать свою работу по делу гак, чтобы исключить односторонний подхбд к исследованию событий, предвзятость и тенденциозность» (курсив наш — Р. Б )5

Существенное влияние на содержание некоторых частных криминалистических методик оказывает административное право Сюда относится ряд подзаконных нормативных актов, которые имеют значение для криминалистических характери­стик таких, например, преступлений, как нарушение правил безопасности движения и эксплуатации автомототранспорта или городского электротранспорта, нарушение действующих на транспорте правил, нарушение правил хранений, использо­вания, учета или перевозки взрывчатых и радиоактивных ве­ществ, незаконное ношение, хранение, изготовление и сбыт оружия и т п. Составы всех этих преступлений сконструирова­ны таким образом, что соответствующие правила, содержа­щиеся в определенных административно-правовых норматив­ных актах, должны быть обязательно учтены в предмете дока-ил вания. Криминалистическая характеристика преступления и этом случае должна содержать указания на типичные нару­шения подобных правил, которые сами по себе или по своим последствиям носят общественно опасный характер

Аналогичную роль играют подзаконные акты других отра­слей права, например земельного, трудового, семейного. Во­прос о влиянии этих отраслей права на частные криминали­стические методики еще мало изучен, но разработка деталь­ных криминалистических характеристик преступлений потре-бует его исследования /

^ СЛЕДСТВЕННАЯ ПРАКТИКА КАК ИСТОЧНИК КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИХ МЕТОДИЧЕСКИХ РЕКОМЕНДАЦИЙ

Формирование криминалистической методики как раздела криминалистической науки и комплексов методических реко"

205

мендаций как частных криминалистических методик, предназ­наченных для использования в борьбе с преступностью, проис­ходило на основе изучения и обобщения следственной практи­ки. Следственная практика — это и источник метбдических ре­комендаций, и критерий их истинности, эффективности. Дан­ное положение в криминалистической методике играет роль аксиомы.

Уже в одной из первых советских работ по криминалисти­ческой методике указывалось, что изучение практики рассле­дования преступлений, опыта прошлого дают возможность сделать обобщающие практические выводы о метода^ работы по расследованию преступлений6. «Без постоянного обобще­ния и научного анализа практики расследования отдельных видов преступлений не может быть научно организованного следствия», — писали С. А. Голунский и Б. М. Шавер7. Б. Л. Зотов, отметив, что изучение способов совершения пре­ступлений расширяет познания следователя и указывает пути их раскрытия, привел такие формы изучения и обобщения практики, как анализ следователем своей собственной работы, обмен опытом на оперативных совещаниях, организация семи­наров следователей, созыв конференции лучших следователей, издание специальной литературы8.

Общее требование изучения практики расследования пре­ступлений Б. М. Шавер конкретизировал в виде принципов-условий, на которых должна базироваться разработка крими­налистической методики. В их числе он назвал: освоение опы­та расследования анализируемой категории дел, включая сюда и способы совершения преступлений; установление — где, на каком участке, на каких предметах обычно остаются следы при совершении преступлений данной категории и какими ме­тодами и способами эти следы могут быть обнаружены, иссле­дованы и оценены как доказательства; нахождение данных, установление круга лиц, среди которых может быть обнару­жен преступник и выявлены свидетели9.

Для современного периода развития криминалистической методики характерен дифференцированный подход к изуче­нию и обобщению следственной практики. Отмечается необхо­димость изучения не практики вообще, а целеустремленного систематизированного накопления, анализа и обобщения эмпи­рического материала по следующим направлениям:

способы совершения и сокрытия преступлений. Изучение способов совершения и сокрытия преступлений имеет как на­учное (для совершенствования и разработки частных кримина­листических методик), так и сугубо практическое значение для конкретного акта расследования и действий следователя по аналогичным делам10;

признаки преступления и совершения и сокрытие его опре­деленным способом "г

206

типичное содержание исходных данных при возбуждении отдельных категорий уголовных Дел;

применяемые в практике приемы и Средства раскрытия и расследования данного вида преступлений, организация про­цесса их раскрытия и расследования12.

Анализ следственной практики и научных исследований позволяет выделить две области человеческой деятельности, являющейся источником криминалистических методических рекомендаций: область противоправной деятельности и ее ан~ типод — область раскрытия и расследования преступлений, т. е. правоохранительной деятельности. Применительно к каждой из этих областей, неразрывно связанных друг с дру­гом, можно определить в методическом аспекте цели их изуче­ния. Такими непосредственными целями научного изучения преступной деятельности, на наш взгляд, выступают:

1) выявление типичных способов совершения и сокрытия конкретных видов преступлений, закономерностей выбора этих способов, факторов, влияющих на поведение преступника до и после совершения преступления;

2) выявление закономерностей возникновения доказа­тельств и определение содержания их комплексов, характерно-го для применения данного способа совершения и сокрытия преступления, типичных вариантов таких комплексов, высту*-пающих в качестве исходных данных для расследования;

3) получение иных данных, необходимых для формирова­ния криминалистической характеристики преступления.

Достижение этих непосредственных целей обеспечивает в определенной части решение основной задачи — формирова­ние частной криминалистической методики. Однако для ее -полного решения необходимо изучение и другой области — практики раскрытия и расследования преступлений. В качест­ве непосредственных целей такого изучения могут быть наз­ваны:

1) выявление закономерностей процесса доказывания и оп­ределяемых ими особенностей организации расследования кон­кретных видов преступлений; ,

2) определение эффективности применяемых методов рас­крытия и расследования преступлений, в том числе приемов рефлексивного управления действиями и поведением лиц, про­тиводействующих следователю;

3) проверка правильности методических рекомендаций, обо-скованности их комплексирования, доступности и распростра­ненности. '

Д А. Кухарев и В. А. Мальцев в целом правильно описыва­ют ступени научного исследования при обобщении следствен­ной практики:

накопление определенной совокупности ^эмпирических данных;

, 207

логическая, математическая и иная обработка этих данных, их систематизация и классификация;

выявление закономерностей, характеризующих отдельные группы обработанных фактов;

выработка на основе выявленных закономерностей част­ных методик;

проверка частных методик в ходе практической деятельно­сти по расследованию преступлений13.

Изучение следователем преступления, которое он должен расследовать, имеет чисто практические цели, отличаясь ими от научного анализа практики. Цель следователя — обнару­жить признаки преступления, распознать по ним способ его со­вершения и сокрытия; отправляясь от знания последнего, выя­вить всю совокупность доказательств по делу, применив для этого как рекомендуемые наукой, так и подсказанные опытом методы и средства. Такой я^е практический аспект имеет изу­чение следователем коллективной практики расследовайия пу­тем различных форм обмена опытом, ознакомления с инфор­мационными материалами и т. п. Одной из важных задач кри­миналистической методики следует признать разработку пред­назначенных для следователя методов анализа практики, ана­лиза конкретного преступления, без чего действия следователя не могут носить целеустремленного характера. Вопрос об ана­лизе конкретного преступления, тесно связанный с общей про­блемой метода расследования, рассмотрим в одной из после­дующих глав.

^ НАУКА КАК ИСТОЧНИК КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИХ МЕТОДИЧЕСКИХ РЕКОМЕНДАЦИЙ

Изучение вопроса о науке как источнике криминалистиче­ских рекомендаций чаще всего ограничивают исследованием внутридисциплинарных связей методики с другими разделами криминалистики — техникой и тактикой. Нет сомнения, что методика, будучи синтезирующим разделом криминалистики, испытывает на себе влияние криминалистических техники и тактики, и что под их воздействием формируется значитель­ная часть методических рекомендаций.

Прямые связи техники и тактики с методикой исследованы достаточно полно, и на них нет необходимости останавливать­ся. Следует лишь добавить, что всякое изменение технико-кри­миналистических средств и приемов, тактических приемов и рекомендаций оказывает влияние и на криминалистическую методику, вызывая к жизни изменение существующих или по­явление новых методических рекомендаций. Это прежде всего относится к расширению возможностей техники и тактики, что

208

влечет за собой повышение эффективности криминалистиче­ской методики.

Гораздо меньше изучены обратные связи методики с техни­кой и тактикой. Фактически влияние следственной практики на криминалистику в целом проявляется главным образом че­рез методику, представляющую собой «передний край» крими­налистики по отношению к практике борьбы с преступностью. Возникающие в практике задачи ощущаются криминалисти­кой через этот ее «передний край»; появление новых способов совершения и сокрытия преступления, приводящих в действие новые механизмы возникновения доказательств, изменение контингента вероятных преступников, круга обстоятельств, способствующих совершению того или иного вида преступле­ний, и т. п. — все это, отражаясь на эффективности применяе­мых частных криминалистических методик, уже через них ставит новые задачи перед криминалистической техникой и тактикой. Таким образом, криминалистическая методика ока­зывает стимулирующее влияние на технику и тактику, побуж­дая к совершенствованию и изысканию новых средств, прие­мов и рекомендаций.

Сложные двусторонние связи существуют между методи­кой и общей теорией советской криминалистики как целост­ным отражением предмета этой науки14. В соответствии с на­шей концепцией так называемые общие положения кримина­листической методики есть не что иное, как «экстракт» из ча­стных криминалистических теорий, система которых и образу­ет общую теорию советской криминалистики. Эти положения являются базой всех частных криминалистических методик, тем, что их объединяет в одном разделе науки. Развитие част­ных криминалистических теорий в тех их направлениях, кото­рые относятся к проблемам частных криминалистических ме­тодик, служит источником формирования новых методических рекомендаций. В свою очередь частные криминалистические методики в их практической реализации дают эмпирический материал для теоретических обобщений и выводов.

Наконец, источником формирования методических реко­мендаций служит сама криминалистическая методика как раз­дел науки. Синтез криминалистической техники и тактики предполагает возникновение нового результата — методиче-ских рекомендаций. Другой путь — совершенствование суще­ствующих частных криминалистических методик.

К методике как разделу криминалистической науки отно-сится все то, что говорилось о связях криминалистики с иными областями знания. Использование же данных науки в практи­ческой деятельности п,о применению конкретных криминали­стических методик обладает определенной спецификой.

Как любая разновидность практической деятельности, рас­следование преступлений базируется и использует положения

209

из самых различных областей знаний. Часть из йих адаптиру­ется через криминалистическую науку и обретает форму кри­миналистических методических рекомендаций. Другая часть используется практикой помимо криминалистики, непосред­ственно. К числу последних относится большинство положе­ний правовых наук, касающихся процесса расследования, не-которые данные науки управления, научной организации тру­да следователя и т. п. Те из них, которые оказываются связан­ными с методикой расследования, могут стать непосредствен­ным источником методических: рекомендаций. Таким источни­ком, например, служит научный экономический анализ дея­тельности промышленных или торговых предприятий. Его ре-комендации теперь прямо используются частной криминали­стической методикой расследования хищения.

Эффективным оказывается использование в следственной практике данных статистической науки, а также внедрение ки­бернетических методов в процесс расследования.

Право, практика и наука в своей совокупности образуют ис­черпывающий перечень источников криминалистических ме-тодических рекомендаций. Формирование же последних на ба­зе этих источников происходит в жестких рамках требований социалистической законности и нравственности.

10.

^ СОКРЫТИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

КАК ФОРМА ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ

РАССЛЕДОВАНИЮ

ПОНЯТИЕ

СОКРЫТИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

В структуре преступной деятельности различа­ют действия по приготовлению, совершению и со­крытию преступления. Будучи объектом кримина­листических исследований, эти действия обычно рассматриваются в аспекте способа их совершения и объединяются по данному признаку в систему, именуемую способом совершения преступления или способом совершения и сокрытия преступления, либо в две системы — когда ведут речь раздельно о способе совершения и способе сокрытия престу­пления. Из этого следует, что для определения по-нятия сокрытия преступления и места этого эле­мента в структуре преступной деятельности целе­сообразно обратиться к центральному понятию уче-1 ния о способе совершения преступления — понятию самого способа преступной деятельности.

]у[ы уже неоднократно отмечали интерес крими­налистов к проблеме способа совершения престу­пления как к одной из ключевых проблем крими­налистической методики. Однако лишь в послево­енное время было обращено внимание на понятий­ную сторону этой проблематики, что и легло в ос­нову формирования криминалистического учения о способе совершения преступления как частной кри­миналистической теории. В рассматриваемом нами аспекте практически сразу же обнаружились рас­хождения в определении содержания понятия спо-соба совершения преступления и его соотношения с сокрытием преступлений.

В. П. Колмаков, исследуя проблемы раскры­тия преступлений против жизни, различал способ совершения преступления и способ сокрытия пре­ступления. В содержание первого он включал не только действия и бездействие, направленные на достижение преступного результата, но и мате­риальные предметы (орудия, средства), с помощью которых совершено преступление, избранные преступником место и время совершения престу­пления, примененные им уловки для пройикнове-

Ш

ния на место преступления, создание условий, удобных ,для преступника. Способ сокрытия преступления он рассматривал как действия преступника, направленные на маскировку Факта преступления и ликвидацию следов этого преступления . Ут­верждение раздельного существования способов совершения и сокрытия преступления явилось выражением первой по време­ни точки зрения на данную проблему.

Эта точка зрения получила поддержку в трудах ряда харь­ковских криминалистов. А. Н. Колесниченко предложил разли­чать в методике расследования способ подготовки к соверше-нию преступления, способ самого совершения и способ сокры­тия преступления, мотивируя это тем, что указанные действия могут быть совершены в разное время, разными лицами и иметь различное уголовно-правовое значение2. И хотя в даль­нейшем он изменил свои взгляды по этому вопросу3, они оказа­ли определенное влияние на других исследователей. Б. Н. Ко-врижных высказался за признание самостоятельного Суще-ствования способа сокрытия преступления в отличие от спосо-ба его совершения, но предложил и тот и другой рассматривать в качестве элементов интегрального понятия «способ престу­пления», в которое он включил, помимо двух указанных, и дей­ствия по приготовлению к преступлению . По этому же пути пошел и В. А. Овечкин, предложив «определить способ престу­пления как совокупность способа приготовления к преступле­нию, способа совершения и способа сокрытия преступления, причинно обусловленных факторами внешней среды и свой­ствами личности»5. Из известных нам авторов в то время лишь Б. Б. Рыбников рассматривал сокрытие преступлений как са­мостоятельную, хотя и связанную с другими, разновидность преступной деятельности6.

Противоположную позицию занимают сторонники включе­ния действий по сокрытию преступления в содержание поня­тия способа совершения преступления. Еще в 1949 году Т. М. Арзуманян писал, что «составной Частью способа совер­шения преступления является способ сокрытия преступле­ния»7. Эта точка зрения нашла свое выражение в понятии способа совершения преступления, сформулированном Э. Д. Курановой, которая определила его как «комплекс дей­ствий по подготовке, совершению, сокрытию преступления, избранных виновным в соответствии с намеченной целью и теми условиями, в которых осуществляется преступный за­мысел»8.

В цикле работ Г. Г. Зуйкова (1970—1978) по проблемам кри­миналистического учения о способе совершения преступления четко прослеживается мысль о том, что структуру способа со-вершения преступления образуют действия до подготовке, со­вершению и сокрытию преступлений, выступающие во взаимо-связанном комплексе. На этой идее он основывает свой анализ

212

криминалистического значения способа совершения престу­пления.

Взгляды на действия пЪ сокрытию преступления как часть, элемент содержания способа совершения преступления разде­ляют и многие другие криминалисты9.

Третья, промежуточная по отношению к двум названным* позиция была сформулирована Г. Н. Мудыогиным. Он считал, что «о способе совершения преступления можно говорить в двух смыслах: а) в широком, включая в это понятие как само совершение, так и сокрытие преступления, и б) в узком, имея в виду лишь непосредственное совершение преступления». В тех случаях, когда сокрытие произведено после совершения пре­ступления или не являлось необходимым условием его совер­шения, способ сокрытия можно считать самостоятельным ком­плексом, действий, не входящим в содержание понятия способа совершения преступления10. Эту концепцию способа сокрытия преступления в основном разделил В. Г. Танасевич11.

Спустя почти двадцать лет взгляды Г. Н. Мудьюгина и В. Г. Танасевича нашли свое косвенное отражение в классифи­кации способов совершения преступления, разработанной М. С. Уткиным, который разделил их на:

1) гюлноструктурные или наиболее квалифицированные способы (подготовка, совершение, сокрытие преступлений);

2) менее квалифицированные или усеченные первого типа (совершение и сокрытие преступлений);

3) менее квалифицированные или усеченные второго типа (подготовка и совершение преступлений);

4) неквалифицированные или упрощенные, состоящие толь­ко из действий по совершению преступлений12.

Хотя само определение способа совершения пре9туплений, положенное М. С. Уткиным в основу его классификации, содер­жало все три элемента — подготовку, совершение и сокрытие преступления, — два последних из названных им видов спосо­бов допускают мысль о возможности существования самостоя­тельного комплекса действий по сокрытию преступления, #е входящего в способ совершения преступления. Это могут быть действия других лиц по сокрытию того же самого преступле­ния или действия самого преступника, осуществляемые с раз­рывом во времени с преступлением и не входившие в осущест­вленный им замысел.

Концепция Г. Н. Мудьюгина подвергалась критике многими криминалистами, причем с разных позиций. Так, если Б. Н. Ко* врижных критиковал Г. Н. Мудьюгина за то, что тот допускает в ряде случаев включение в способ совершения преступления понятия «способ сокрытия преступления»13, то С. С. Кукляи-скис выражал свое несогласие именно с тем, что в понятие спо­соба совершения преступления в некоторых случаях* по мне­нию Г. Н. Мудьюгина, действия по сокрытию преступления не

213

включаются. «Это обстоятельство, -^ писал ©н,—- ни в коем случае не может служить основанием для двоякого понимания способа совершения преступления. Речь может идти лишь о том, что сложность совершения преступления может быть раз­личной. Понятие же способа совершения преступления должно охватывать все этапы его развития, а именш/— приготовление, совершение и сокрытие преступления»14.

Мы не ставим себе целью формулирование нового определе­ния способа совершения преступления, поскольку полагаем, что определение Г. Г. Зуйкова в целом вполне приемлемо и мо-жет быть дополнено только указанием на то, что называемая им система, действий объединяется единым преступным замы­слом15. Однако согласны с теми учеными, которые допускают самостоятельное существование при определенном условии и способа сокрытия преступления, не входящего в структуру спо-соба его совершения. Таким обязательным условием и будет отсутствие названного нами единого преступного замысла, ох­ватывающего собой все стадии преступной деятельности. От­сутствие единого преступного замысла может проявиться в том, что: '

а) при подготовке и совершении преступления субъект не планирует действий по сокрытию преступления, либо относясь к ним безразлично, либо предполагая, что их все равно не уда­стся осуществить,^ затем, после совершения преступления, в связи с неожиданно возникшим намерением или неожиданно изменившимися в благоприятную для него сторону обстоятель­ствами, принимает меры к сокрытию преступления;

б) при подготовке и совершении преступления субъект не планирует действий по сокрытию преступления, рассчитывая, что его следы сами исчезнут под воздействием природных или иных стихийных факторов, а затем, обманувшись в сво-их ожиданиях, импровизирует, меры ,по сокрытию престу­пления;

в) при подготовке и совершении преступления субъект не планирует действий по сокрытию преступления по тем же при-^ чинам, что и в первом случае, но эти действия предпринимают­ся помимо его желания иными лицами, заинтересованными в исходе дела. Такими лицами могут быть: соучастники субъекта по прежним преступлениям, которым непринятие мер к сокры­тию преступления может грозить изобличением по связям; друзья или родственники субъекта преступления, обнаружив­шие преступление и принимающие меры к сокрытию винов­ного; : . , ; , • ' . . • • ' .: ; • • . -. . .- .•.'":•"

г) при подготовке и совершении преступления субъект пла­нирует осуществление действий по его сокрытию другими ли­цами/ (пособники, укрыватели), однако в связи с их неосущест­влением по тем или иным причинам вынужден с разрывом во времени сам принимать меры к сокрытию, ранее им не плани*-

•'•214.': •/'• . ' -. .'.'.'.•

ровавшиеся и э& Соответствующие единому преступному за­мыслу;. - ' ••. '• ;' .'. .;. /.. , ; ...->•'• •;. '.• . • ' ••;-•' v.' • •. ••• • • '

д) при подготовке и совершении преступления субъект пла­нирую осуществите дейст^^ по его сакрьггаюу но вследст* вие изменившихся обстоятельств вынужден принимать иные меры, не соответствующие единому преступному, замыслу и не обеспечивающие предусмотренного планом оптимального вари-г акта сокрытия. Мы имеем в виду случай утраты логической связи между элементами преступной деятельности, замену од­ного из этих элементов—-действий по сокрытию преступле-, ния —другим, однородным, но не связанным .с первоначаль­ным преступным замыслом.

В любом из этих случаев можно, по нашему мнению, кон­статировать наличие самостоятельного способа сокрытия пре­ступления, не входящего ^в структуру способа его совершения. Поскольку в связи с этим утверждением-возникает вопрос о двойственном понимании содержания понятия «способ совер­шения преступления» и возможна терминологическая путани­ца, представляется целесообразным принять предложение об употреблении термийа «способ преступления» для интеграль­ного обозначения способов осуществления всех этапов преступ­ной деятельности; термином «способ совершения преступле­ния» обозначать действия по приготовлению и осуществлению преступления (при необходимости может быть употреблен и термин «(способ приготовления к преступлению», если дейст­вия субъекта исчерпываются приготовлением), а термином «способ сокрытия преступления» — действия, не связанные единым замыслом с первыми двумя этапами преступной дея­тельности16, .

Из сказанного следует, чтс^ действия по сокрытию престу­пления могут быть связаны и не связаны единым замыслом с приготовлением и совершением преступления. В первом случае они могут выступать непосредственным условием применения определенного способа совершения преступления или быть од­ним из его обязательных элементов. Именно .такую роль игра­ют действия по сокрытию преступления в структуре многих способов совершения замаскированных хищений, когда дейст­вия по приготовлению и сокрытию преступления совершаются одновременно с изъятием ценностей или предшествуют изъ­ятию ценностей или когда до изъятия ценностей осуществля­ются только действия по сокрытию совершаемого хищения17.

Типичность при хищениях сочетания действий по приготот влению, совершению и сокрытию преступления и служит, по-видимому, основанием Для распространения в некоторых слу­чаях подобного сочетания на любую разновидность преступной деятельности, что по указанным выше основаниям мы не мо-жем признать правильным. " ••-.-•'.

Не случайно подобные взгляды высказываются преимуще*

: ' .';: "'• '.."• ; / .' -/ , /;'' ••••".•V.••..••-"•;,'>< ;••-..;.:;.|*5;

ственно в работах, посвященных борьбе с хищениями. Но они подтверждают лишь то, что отстаиваем и мы: сокрытие престу­пления может быть, но не обязательно должно быть условием или элементом осуществления способа совершения преступле­ния, однако во всех случаях это будет деятельность по сокры­тию преступления

Сформулированную нами в Курсе советской криминали­стики, т III, позицию о возможности самостоятельного суще­ствования способа сокрытия преступления поддержали И, М. Лузгин, В. П. Лавров, В. Н. Карагодин и ряд других авто-ров18. Однако некоторые ученые по-прежнему придерживают­ся противоположной точки зрения19

Очевидно, под влиянием нашей аргументации Г. Г. Зуйков изменил свою позицию и согласился с тем, что действия по со­крытию преступления могут образовывать самостоятельный комплекс (1985). Но, стремясь, видимо, сохранить свою концеп­цию способа совершения преступления, он назвал эти действия не способом сокрытия преступления, а способом уклонения от ответственности.

Полагаем, что предложенное Г. Г. Зуйковым для указанных действий название неприемлемо по следующим основаниям.

Во-первых, не во всех случаях сокрытие преследует цель вовсе уклониться от ответственности. Иногда субъект своими действиями лишь стремится оттянуть момент обнаружения следов преступления; во-вторых, указанные действия могут быть совершены субъектом, непричастным ни в какой степени к совершенному преступлению, и поэтому они не могут быть расценены как способ уклонения от ответственности; наконец, в-третьих, термин, предложенный Г. Г. Зуйковым, носит про­цессуальный характер и в этом качестве имеет вполне опреде­ленное содержание, отличающееся от понятия способа сокры­тия преступления.

Что же представляет собой деятельность по сокрытию пре­ступления7 Из комплекса каких действий может состоять способ сокрытия преступления?

Б. Б. Рыбников следующим образом отвечает на этот во-прос: «Сокрытие преступления — это деятельность лица, на­правленная на утаивание известных ему фактов и обстоя­тельств совершенного преступления»20. Едва ли данйое опре­деление можно признать ирчерпывающим, поскольку утаива­ние, как будет показано далее, — не единственная форма со­крытия преступления.

По мнению Г Н. Мудьюгина, сокрытие преступления — это комплекс действий преступника в целях уклонения от ответ­ственности за содеянное. Эти действия могут быть направлены на сокрытие1 самого события преступления, его преступного характера, участия в нем преступника21.

В. А. Овечкин под комплексом действий по сокрытию пре-

216

ступления, т. е. под способом сокрытия преступления, понима­ет «совокупность действий и бездействие всех лиц, скрываю­щих преступление или способствующих этому в момент его со­вершения и после его окончания»22. Зто определение правиль­но, но неполно, поскольку не включает в себя действий или без­действия самого виновного, относящихся к стадии приготовле­ния преступления, но имеющих целью его сокрытие.

bez-usiliya-misli-nevozmozhna-dobraya-zhizn-uchenie-istinnoj-veri-vsegda-yasno-i-prosto-11.html
bez-vojni-kak-na-vojne-chto-takoe-nasha-rabota-eto-zakonnij-povod-kazhdij-den-ujti-iz-doma-chtobi-otdohnut-ot.html
bez-zhalob-i-prosb-konspekt-po-kursu-osnovi-upravleniya.html
bezbananovaya-respublika-radio-15-mayak-novosti-14-09-2005-bejlin-boris-21-00-15.html
bezdohodnaya-pensiya-moskovskij-komsomolec-denis-sultanov-17062008-127-str-6.html
bezdomnimi-zhivotnimi-v-moskve-zajmetsya-specialnoe-gosuchrezhdenie-monitoring-soobshenij-smi-ob-obshestvennoj-palate.html
  • pisat.bystrickaya.ru/t-e-m-a-27-osobij-poryadok-ugolovnogo-sudoproizvodstva-po-otdelnim-kategoriyam-del-i-v-otnoshenii-otdelnih-kategorij-lic.html
  • pisat.bystrickaya.ru/srednej-obsheobrazovatelnoj-shkoli-14-mo-kushevskij-rajon-v-2009-2010-uchebnom-godu-stranica-2.html
  • shkola.bystrickaya.ru/rabochaya-uchebnaya-programma-disciplini-matematika-stranica-3.html
  • spur.bystrickaya.ru/marafon-uchashihsya-emu-20092010-stranica-3.html
  • credit.bystrickaya.ru/plan-fakt-godovoj-otchet-proekt-otkritogo-akcionernogo-obshestva-orenburgenergosbit.html
  • school.bystrickaya.ru/i43-forma-anketi-uchastnika-razmesheniya-zakaza-konkurs-provodit-gosudarstvennoe-uchrezhdenie-alatirskij-leshoz.html
  • writing.bystrickaya.ru/arhitektura-drevnej-grecii-chast-2.html
  • occupation.bystrickaya.ru/obrazovatelnaya-oblast-tehnologiya-programma-razvitiya-municipalnogo-obsheobrazovatelnogo-uchrezhdeniya-srednej.html
  • university.bystrickaya.ru/glava-6-o-tom-chto-neizrechenna-nebesnaya-radost-i-slava-ugotovannaya-svyatim-pochemu-i-dolzhno-stremitsya-k-nej-vsem-sushestvom-ved-nichto-iz-sushestvuyushego-ili-sozdannogo-nami-ee-ne-stoit.html
  • turn.bystrickaya.ru/pbk-daily-moskva-n035-232009-sobitiya-anonsi-sobitij-na-ponedelnik-2-marta-2009-g-2-lenta-novostej-5.html
  • grade.bystrickaya.ru/metodicheskie-ukazaniya-k-diplomnomu-proektirovaniyu-po-specialnosti-060800-ekonomika-i-upravlenie-na-predpriyatii-gorodskogo-hozyajstva-dlya-studentov-vseh-form-obucheniya-sankt-peterburg.html
  • turn.bystrickaya.ru/perehod-na-redakciyu-20-polzovatelej-predidushej-redakcii-spravochnik-po-programmnim-produktam.html
  • institute.bystrickaya.ru/glava-1-predmet-i-metod-teorii-gosudarstva-i-prava-uchebno-metodicheskoe-posobie-kratkij-uchebnik-dlya-vuzov-rekomendovano.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/osnovnaya-obrazovatelnaya-programma-po-napravleniyu-080100-ekonomika-profil.html
  • reading.bystrickaya.ru/metodicheskie-rekomendacii-gosudarstvennij-standart-obshego-obrazovaniya-i-ego-naznachenie-1-mesto-uchebnogo-predmeta-informatika-i-ikt-v-fbup-2-stranica-2.html
  • nauka.bystrickaya.ru/viii-optimizaciya-funkcij-municipalnogo-upravleniya-i-povishenie-effektivnosti-ih-obespecheniya.html
  • writing.bystrickaya.ru/agronomicheskie-osnovi-proektirovaniya-sevooborotov.html
  • tests.bystrickaya.ru/mamut-otkril-knigu-press-obzor-rinka-nedvizhimosti-s-22-iyunya-po-28-iyunya-2011-goda.html
  • testyi.bystrickaya.ru/azrabotka-veb-sajtov-podderzhka.html
  • control.bystrickaya.ru/dejstvie-chetvertoe-dejstvie-pervoe.html
  • studies.bystrickaya.ru/anizotropiya-provodimosti-magnitnoj-zhidkosti-v-magnitnom-pole.html
  • thescience.bystrickaya.ru/informacionno-spravochnij-material-po-minskoj-oblasti-k-edinomu-dnyu-informirovaniya.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/programma-socialno-ekonomicheskogo-razvitiya-irkutskoj-oblasti-na-2011-2015-godi-stranica-25.html
  • composition.bystrickaya.ru/osobennosti-razrabotki-triggerov-i-hranimih-procedur-v-subd.html
  • turn.bystrickaya.ru/podprogramma-102-ohrana-audiovizualnih-ispolnenij-ohrana-prav-organizacij-efirnogo-veshaniya-i-ohrana-baz-dannih.html
  • credit.bystrickaya.ru/podderzhat-innovacii-obespechit-proriv.html
  • vospitanie.bystrickaya.ru/zadachi-poznakomit-s-pravilami-i-vidami-zakalivaniya-razvivat-stremlenie-vesti-zdorovij-obraz-zhizni-pobuzhdat-k-primeneniyu-zakalivayushih-procedur-hod-zanyatiya.html
  • occupation.bystrickaya.ru/metodicheskie-ukazaniya-i-zadaniya-dlya-vipolneniya-domashnej-kontrolnoj-raboti-1-po-discipline-ekonomika-organizacii-dlya-uchashihsya-zaochnoj-formi-obucheniya-specialnost-2-25-01-31-finansi-stranica-3.html
  • education.bystrickaya.ru/3-osnovnie-mezhdunarodnie-organizacii-uchastvuyushie-v-torgovo-tamozhennom-regulirovanii-ved.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/vistupleniya-uchastnikov-plenarnogo-zasedaniya.html
  • holiday.bystrickaya.ru/ob-utverzhdenii-programmi-socialno-ekonomicheskogo-razvitiya-respubliki-tatarstan-na-2005-2010-godi-stranica-21.html
  • student.bystrickaya.ru/3dostup-k-informacii-i-znaniyam-c3-otchet-ob-analize-vipolneniya-reshenij-vvuio-soderzhanie-1-rol-pravitelstv.html
  • thescience.bystrickaya.ru/kanalizacionnuyu-set-predlagaetsya-prinyat-iz-polietilenovih-trub-po-gost-18599-01.html
  • abstract.bystrickaya.ru/19-o-selskohozyajstvennoj-nauke-i-prezidentah-akademii-sobranie-sochinenij-kniga-5-vospominaniya-i-razmishleniya.html
  • university.bystrickaya.ru/glava-4-vskritie-i-ocenka-tendernih-zayavok-instrukciya-dlya-uchastnikov-otkritogo-tendera.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.