.RU

Доктор философских наук, профессор


ШАХОВ Михаил Олегович – доктор философских наук, профессор,

заместитель заведующего кафедрой религиоведения Российской

академии государственной службы при Президенте РФ


Уважаемые коллеги!


Позвольте прежде всего выразить благодарность за возможность выступить на этом авторитетном семинаре в качестве содокладчика такому интересному докладу В.К. Шохина.

В начале своего выступления я хотел бы несколько необходимых слов сказать о собственной философско-мировоззренческой позиции. Будучи заместителем заведующего кафедрой религиоведения РАГС при Президенте РФ, я, однако, являюсь философским оппонентом материалистического и позитивистского течений в религиоведении, которые пытаются себя подавать как «единственно научные подходы» к изучению религии. Мои воззрения по этой проблеме были изложены в статье «Религиозное знание, объективное знание о религии и наука» в «Вопросах философии» (№ 11 за 2004 г.) и сейчас я не стану на них подробно останавливаться. Скажу только, что я старался обосновать тезис о том, что концепции мироздания, допускающие бытие Божие и Его воздействие на мир могут быть с гносеологической точки зрения ничуть не менее научными (в рамках современного понимания научности), чем материалистические и позитивистские концепции, которые также нагружены недоказуемыми догматами и утверждениями. Таким образом, и к проблемам, рассмотренным В.К. Шохиным я подхожу с точки зрения, которая в традиционных терминах может быть примерно определена как объективный идеализм, рационализм и реализм (как убеждение о соответствии между реальным миром и нашим знанием о нем).

Переходя к обсуждению доклада В.К. Шохина, хочу заметить, что я не рассматриваю себя как его оппонента – это было бы чересчур легковесно в связи с тем, что он обратился к таким серьезным философским проблемам, на окончательное и правильное разрешение которых кто-либо, в том числе я, навряд ли может претендовать. Я хотел бы лишь высказать некоторые свои соображения по теме, а также замечания и дополнения к основному докладу.

Прежде всего, я готов согласиться с тем, что в широком смысле слова понятие «философия религии» действительно весьма растяжимо и многозначно. Отметим, например, что в Новой философской энциклопедии (т.5, с.230), в статье «Философия религии», авторитетнейшие религиоведы В.И. Гараджа, и покойный академик Л.Н. Митрохин дают такие определения:

«Философия религии в самом широком смысле слова означает достаточно разнородные, но остающиеся в пределах рационального дискурса суждения относительно религии, включая содержательное рассмотрение предлагаемых теми или иными религиями решений онто-теологических, этико-антропологических и сотериологических проблем».

В рамках такого широкого толкования содержания понятия авторы статьи относят к философии религии, среди прочего, и сочинение Цицерона «О природе богов». Поэтому упоминающийся в начале доклада В.К. Шохина пример темы «Особенности философии религии в Риме в I в. до н.э.» вряд ли можно однозначно расценивать как явно находящийся за пределами философии религии.

(Вскользь напомню, что лет десять назад среди философов, занимающихся историей русской философии, активизировалась дискуссия о том, существует ли древнерусская философия - в отсутствие соответствующей самоидентификации, самоназвания, при отличном от западной философии типе умствования, но при наличии философских по сути сочинений. Не всегда называющие себя философами, в т.ч. философами религии, являются таковыми и в тоже время некоторые авторы, в том числе и достаточно древние, не именовавшие своих трудов философией религии, могут быть признаны «служащими по данному ведомству»).

Но далее в той же статье авторы дополняют, что в узком и собственном смысле слова философия религии обозначает самостоятельную философскую дисциплину, предметом которой является религия и в качестве таковой конституируется как составная часть религиоведения, науки о религии. Однако и здесь не наблюдается понятийного единства, так как в той же Новой философской энциклопедии В.И. Гараджа в статье «Религиоведение» высказывает суждение о том, что соотношение философии религии, в той мере, в какой она продолжает существовать в качестве самостоятельной философской дисциплины, с наукой о религии определяется общими рамками соотношения философии с конкретными науками.

Должен сделать еще одно маленькое замечание, которое просто невозможно сейчас разворачивать в виде обсуждения, ввиду глобальности темы. В.К. Шохин ставит философию религии среди других наук о религии и в то же время рассматривает ее как разновидность философии, таким образом, стимулируя нас поразмышлять над вопросом: а наука ли философия вообще и философия религии в частности? По этому поводу существуют альтернативные мнения.

Обсуждая вопрос о предмете философии религии, давайте в порядке мысленного эксперимента сделаем конкретизирующую подстановку: вместо понятия «философия религии» рассмотрим понятие «философия православия». Очевидно, что последнее не есть «православная философия», т.е. не философские рефлексии о мироздании в рамках православного учения (тем более, что сам В.К. Шохин показал, вкупе с Н.К. Гаврюшиным и рядом других авторов, что многие их тех, кто почитается столпами «православной философии» - Вл. Соловьев, Н. Бердяев, П. Флоренский – вряд ли по всем своим воззрениям могут признаваться православными.).

Философия православия есть философские исследования православия, которые могут: а) исходить из различных философско-мировоззренческих представлений (как православных, так и атеистических и пр.); б) посвящаться как философским особенностям православного учения, так и философии истории Православной церкви – например, близкая мне по тематике работа С.А. Зеньковского «Русское старообрядчество. Духовные движения XVII в.»).

^ Постановка вопроса о разграничении философии религии в качестве дисциплины, изучающей общие закономерности генезиса и эволюции религии как феномена, имеющей совершенно конкретный предмет от гораздо более широкого понятия, объемлющего все философские суждения, связанные с религиозной проблематикой закономерна, то есть, такой вопрос может быть поставлен. Однако, при разрешении этого вопроса мы сталкиваемся с двумя проблемами. Первая проблема связана с природой предмета философии религии; вторая с тем, какое именно знание о предмете должна получать философия религии.


Во-первых, эта постановка вопроса предполагает, что между различными религиями есть нечто сущностно общее, объединяющее их к качестве предмета, который и изучает философия религии. (Для сравнения: философия науки отделяет науку, как свой предмет, от паранауки, псевдонауки, от внерациональных форм знания. При наличии второстепенных объединяющих свойств между, скажем, астрономией и астрологией, только первая традиционно включается в предмет философии науки). Следовательно, существование философии религии в узком смысле этого понятия оправдано в рамках тех философско-мировоззренческих исследовательских школ, которые признают сущностное сходство между различными религиями (это, в первую очередь, материалисты и позитивисты, рассматривающие религии мира как продукты исключительно человеческого сознания, либо как эмпирические данности, вопрос о метафизической природе которых не подлежит обсуждению).

Для объективного идеалиста-богослова сущностное различие между истинной религией и ложными может быть не меньшим, чем между астрономией и астрологией. – Хотя, в принципе возможен и вариант признания теологом существенных сходств различных религий: в исходных посылках (признаваемых священных текстах), в правилах дискурса и др.).

Таким образом, необходим ответ на вопрос, чем то напоминающий о средневековом споре между номиналистами и реалистами «существует ли религия вообще», родовое понятие, предмет изучения для философии религии, объективное сущностное сродство религий мира или же речь идет только о конвенционально признаваемых одними и отрицаемых другими сходствах свойств религий. (Конвенционально признаваемых, а не объективно существующих, потому что, например, некоторые светские исследователи религии видят глубокое сходство между христианским догматом о Св. Троице и тремя верховными божествами в ряде религий, а для традиционно мыслящих христианских теологов уникальность христианской тринитологии является важнейшим свойством христианства, отличающим его от всех других религий).

Отмечу, что Ю.А. Кимелев в своей монографии о философии религии ограничился рамками европейской философии и христианской теологии: «философия религии — это философско-теоретическое образование, возникающее в сфере взаимоотношений европейской философии и теологии христианских конфессий»1. Предмет философии религии сужается до изучения христианской религии и действительно, охватить в качестве предмета все или даже основные присутствующие в мире религии, столь различные по своим мировоззренческим особенностям, по всей видимости, достаточно затруднительно.


Помимо этого, хотя термин «философия религии» устоялся и вряд ли изменится, считаю нужным привлечь внимание к тому, что философия религии предполагает осмысление религии как целостного феномена, включающего в себя и теоретически оформленное мышление (теологию) и обыденное массовое религиозное сознание (хотя последнее более является объектом изучения для социологии и психологии религии). На мой взгляд, эти составляющие религии как предмета изучения философии религии надо разграничивать и сосредоточиться на изучении первого компонента. Аналогичным образом, в философии естествознания, в философии физики изучаются теории физиков-теоретиков, а не те расхожие представления о физике, которые бродят в умах большей части человечества.

Вторая проблема, связанная с возможностью существования философии религии в узком смысле понятия, связана с выяснением того, возможно ли философское изучение религии, избегающее исследования истинности высказываний об объективной реальности, содержащихся в религиозном учении.

Ю. Кимелев замечает, что «…религиоведы по-прежнему считают, что философское исследование религии не может быть объективным, нейтральным в ценностном отношении, «научным». В обоснование такого воззрения обычно ссылаются на то, что одной из основных, если не главной задачей философии религии является решение проблем истинности религии»2.

На практике, в современном секулярном религиоведении философия религии существует вполне уютно, но именно ценой отказа от решения проблем, связанных с истинностью религии и религиозных высказываний. На одном из предыдущих заседаний этого семинара даже прозвучало утверждение: «вопрос об объективной истинности религиозных положений ставить неправомерно, поскольку это означало бы уподобить религию науке, научному познанию и подходить к ней с требованиями и оценками, применимыми лишь к этим последним».

С моей точки зрения, религиозная доктрина, вероучение содержит (хотя и не сводится к ним), совокупность высказываний об объективной реальности, которые могут быть истинными или ложными (некоторые из них, в духе неопозитивистской лексики можно назвать бессмысленными, но учение о творении мира и человека, о богодухновенности Св. Писания и т.п. таковыми не назовешь. Утверждать, что высказывание «человек сотворен Богом» и высказывание «человек не сотворен Богом» не являются ни истинными, ни ложными, невозможно – какое-то из них истинно, а какое-то ложно). Уклоняться от философской оценки истинности таких высказываний – значит во имя мнимой философской нейтральности исследователя обеднять изучение религии.

Вполне «светский» учебник религиоведения И.Н. Яблокова (с.12) среди проблемных областей философии религии выделяет: «…3) исследование онтологических и гносеологических основ и предпосылок религии; 4) анализ особенностей религиозных мировоззрения, онтологии, гносеологии, мышления и языка; 5) раскрытие содержания теистических учений о Боге, обоснований его бытия, соотнесения этих учений с иными субстанциальными парадигмами; 6) выявление специфики и содержания религиозной философии»3.

Как можно рассматривать эти проблемы, уклоняясь от оценки истинности утверждений религиозного учения и априорно отрицая влияние сверхъестественного на его генезис? Только одним способом – предлагая под видом научного нейтрального объективного подхода старый «добрый» позитивизм.

Марксистская школа в этом смысле была более откровенной и провозглашая свое решение так называемого «основного вопроса философии» о первичности материального над идеальным, открыто утверждала тем самым «Бога нет» (хотя параллельно утверждалось, что наука не занимается доказыванием несуществования Бога).

В связи с этим у меня вызывает некоторое сомнение тезис В.К. Шохина о том, что предметом философии религии должна быть религия как таковая и дискурсы о ней, а не рассудочное исследование догматов веры. Аналогично В.К. Шохину, представляется самоочевидным, что философия науки должна исследовать научное мышление и определяющие его развитие программы, а не заниматься проблемами математики, астрофизики или генетики.

Догматы бывают разные, и если рассудочно исследовать тринитарный догмат, вряд ли продуктивно, то креационистское учение вполне может быть в какой-то мере верифицировано научными методами. Что же до философии науки, то философ должен владеть исследуемой наукой: химией, математикой, астрономией. Заниматься философией химии или математики, не будучи высококомпетентным в соответствующей конкретной науке невозможно. Кроме того, нельзя отрывать изучение методологии научного познания от содержания знания: как и почему ложная теория сменилась более истинной? Проблема содержания истинности научных теорий оказывается неустранимой из философии науки. Аналогично, на мой взгляд и изучение религиозных доктрин не может уклоняться от изучения истинности или ложности тех или иных содержащихся в этих доктринах суждений о мире, тех или иных высказываний о мире, которые являются прямо или косвенно проверяемыми.

На мой взгляд, основной бедой современной российской науки о религии является недостаточное осмысление итогов развития философии науки в ХХ в., произошедшего пересмотра представлений о критериях научности, о познании мира. В результате, отчасти еще и реализуя личную субъективную антипатию к философскому идеализму, особенно к теологии, многие представители «светского религиоведения» в своем нежелании признать даже потенциальную истинность за какими-либо высказываниями теологов об объективной реальности, продолжают провозглашать последние «ненаучными», «лежащими за рамками научного познания», руководствуясь давно устаревшими критериями демаркации, вплоть до апелляции к Лапласу. Однако, единственным следствием этого является методологическое отставание «светского религиоведения» от общих тенденций развития методологии науки.

В то же время одной из важнейших проблем современной науки и философии является отказ от понятия истины, о котором весьма ярко пишет в своей новой книге А.Л. Никифоров4, произошедший в результате ряда последовательных критических атак на объективное знание со стороны логических позитивистов, К. Поппера, П. Фейерабенда и далее. В результате происходит определенная деградация философии науки, отрицание смысла научного познания. Схожий процесс можно проследить и в модернистской теологии, куда также проникает все больший релятивизм, ободряемый экуменизмом и политкорректностью.

На наш взгляд, в отношений наиболее общих проблем бытия, устройства и развития мироздания ни одно философское или теологическое учение не может быть признано «подлинно научным, свободным от догматических недоказуемых предпосылок». Однако, мы можем различным образом косвенно оценивать степень их истинности или ложности, в частности, по наличию внутренних противоречий, по степени объясняющего потенциала и т.д.

В связи со сказанным попробую высказать свое мнение по поводу еще одного тезиса доклада В.К. Шохина, отталкиваясь от проблемы истины и об адекватности отражения реальности в высказываниях. Если рассматривать философию как по-преимуществу способ субъективного самовыражения, главной целью которого является создание новой, авторской концепции – то это не наука, а иррациональное художественное творчество. Если же целью философской и теологической деятельности, философствования и богословствования является познание и адекватное отображение реальности, то острота противоречия снимается. Для нерелигиозного мыслителя будет важна не степень оригинальничания, а доля истинности в его концепции. Для теолога же неортодоксальные или отрицающие бытие Бога рациональные рассуждения (не априорные догматы материалиста или представителя другой религии) ошибочны по причине ложных исходных посылок, ложной интерпретации фактов или ложных умозаключений, но не лежат за пределами «философской теологии», как не лежит за пределами науки ошибочная теория. (Я абстрагируюсь здесь от канонических запретов).

В отношении процесса познания мироздания теологи, позитивисты, материалисты и т.д. выступают в виде различных исследовательских школ с различными исходными допущениями, с различными особенностями в методах познания. Можно говорить, что в зависимости от принятия того или иного «концептуального каркаса» исследователь принадлежит или не принадлежит к православной или материалистической школе или к внеконфессиональной теистической, можно жестко устанавливать критерии такой принадлежности – но, поскольку философия не более наука, чем теология, - нельзя утверждать что эти школы занимаются разными науками: досюда философия религии, далее – теология.

Демаркация философии религии и теологии, философии и теологии есть псевдопроблема – обе есть ненаучное знание о реальности. Исторически нерелигиозная философия, в т.ч. философия религии зародились как новый, другой взгляд на бытие, позволивший в итоге и теологии освободиться от некоторых заблуждений и неоправданных притязаний. Однако этап плодотворности попыток демаркации закончился, на повестку дня возвращается вопрос об истине и ее критериях применительно к проблемам устройства мироздания.

В заключение хотел бы сделать две ремарки по поводу того, как сказанное мной увязывается с той моей философской позицией, со слов о которой я начал свое выступление. Как ни парадоксально на первый взгляд, в вопросах познания земного мира материалисты, в т.ч. марксисты и объективные идеалисты, в т.ч. христианские богословы-традиционалисты имеют между собой гораздо больше общего, чем с различного рода субъективно-идеалистическими, постмодернистскими и другими релятивистискими учениями. В особенности это касается понимания истины, как соответствия фактам, реальной действительности.

Во-вторых, постпозитивистская и др. критика научного познания выполнила важную историческую миссию. Она показала несостоятельность критериев демаркации, с помощью которых нетеистические, в первую очередь позитивистские и материалистические научные школы пытались обосновать свою монополию на обладание подлинно научным знанием, а проблему соответствия фактам религиозного знания о мироздании перевести в разряд псевдопроблем. Развенчание мифа о свободной от недоказуемых догматов, строго рациональной науке вновь сделало возможным рассматривать нетеистические и теистические, в т.ч. теологические концепции как конкурирующие теории, более или менее адекватно описывающие объективную реальность.

Но на этом этапе философы-реалисты и теологи могут поблагодарить релятивистов за проделанную работу и сказать им: «далее нам с вами, отрицающими объективную природу истины и соответствие наших познаний реальному миру, уже не по пути».


1 Кимелев Ю.А. Философия религии. Систематический очерк. М., 1998. С. 6.

2 Там же. С. 31.

3 Религиоведение. М., 2004. С. 12.

4 Никифоров А.Л. Философия науки. История и теория. М., 2006.

chastyu-zhe-imeyutsya-tolko-v-mozgu-cheloveka-kniga-sozdavalas-v-konce-1940-h-godov-no-svet-ne-uvidela-ee-av-tora.html
chaves-privez-medvedevu-privet-ot-fidelya-radio-rossii-vesti-22-07-2008-bogdanova-marina-06-00-7.html
chchasi-biologicheskie-bioritmi-rassmotrenie-funkcionalno-materialno-energeticheski-i-informacionno-celostnih.html
chebarkulskij-gorodskoj-okrug-chebarkulskij-chelyabinskoj-oblasti.html
cheboksarskaya-gorodskaya-kabelnaya-informacionnaya-set-postanovlenie-kabineta-ministrov-chuvashskoj-respubliki.html
chechenec-sbival-narkotiki-v-vishnem-volochke-v-zaboj-pod-kajfom.html
  • testyi.bystrickaya.ru/afanasev-ivan-bolshoj-vitalij-vasilevich-karavashkin-kto-predaval-rossiyu-spravochno-enciklopedicheskoe-izdanie-izdatelstva.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/arest-morskih-sudov-soglasno-rossijskomu-zakonodatelstvu.html
  • tasks.bystrickaya.ru/1-4-osnovnie-usloviya-rascheta-stupenchatih-tokovih-zashit-linij-ot-mezhdufaznih-kz.html
  • lesson.bystrickaya.ru/nedoispolzovanie-sredstv-informaciya-o-socialno-ekonomicheskom-razvitii-teguldetskogo-rajona-za-2008-god.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/statya-povsednevnaya-zhizn-i-deyatelnost-voennosluzhashih-v-voinskoj-chasti-osushestvlyayutsya-v-sootvetstvii-s-trebovaniyami-vnutrenn.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/svyatitel-tihon-zadonskij-2006-russkaya-tradiciya-pochitaniya-imeni-bozhiya-i-molitvi-iisusovoj-vmesto-predisloviya-o.html
  • testyi.bystrickaya.ru/aura-voloshina-ni-dnya-bez-misli.html
  • vospitanie.bystrickaya.ru/vtoraya-lekciya-desyat-lekcij-prochitannih-dlya-rabotayushih-na-stroitelstve-gyoteanuma-v-dornahe-s-2-avgusta-po-30.html
  • turn.bystrickaya.ru/pamyatka-dlya-studenta-zaochnoj-formi-obucheniya.html
  • education.bystrickaya.ru/232-sovershenstvovanie-pravovoj-bazi-innovacionnogo-razvitiya-regionov.html
  • paragraf.bystrickaya.ru/znaete-ochen-mnogo-lyudej-kotorie-ne-svyazani-s-azartnimi-igrami-chasto-sprashivayut-menya-stoit-li-delat-stavki.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/r-a-esiev-28-aprelya-2009-g.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/programma-uchebnoj-disciplini-podgotovlena-v-sootvetstvii-s-fgos-standartom-politologiya.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/uchebnaya-fantastika-vprazdnik-kresheniya-u-zdaniya-spbgu-na-naberezhnoj-reki-nevi-sostoitsya-velikoe-osvyashenie-vodi.html
  • textbook.bystrickaya.ru/kaslinskaya-sosh-25.html
  • bukva.bystrickaya.ru/programmi-i-metodicheskie-rekomendacii-dlya-slushatelej-vostochnoevropejskogo-instituta-psihoanaliza-pervij-kurs.html
  • studies.bystrickaya.ru/dzhomolungma-put-k-vershine-i-vozvrashenie-moej-materi-otkrivshej-peredo.html
  • write.bystrickaya.ru/gosduma-rf-monitoring-smi-1-dekabrya-2006-g.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/koncepciya-sovershenstvovaniya-sistemi-mediko-socialnoj-ekspertizi-i-kompleksnoj-reabilitacii-detej-invalidov.html
  • esse.bystrickaya.ru/programma-uchebnoj-disciplini-inostrannij-yazik.html
  • znanie.bystrickaya.ru/azastan-respublikasini-prezident-zhanindai-memlekettk-basaru-akademiyasinda-blm-berud-zhoari-ou-orninan-kejng-ksptk-badarlamalari-bojinsha-oitu-memlekettk-krsetletn-izmet-standarti.html
  • diploma.bystrickaya.ru/yuridicheskie-fakti.html
  • spur.bystrickaya.ru/m-i-suhodolskim-06-noyabrya-2002-g-stranica-2.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/programma-disciplini-dpp-r-01-mutacionnie-izmeneniya-rastenij-i-zhivotnih-celi-i-zadachi-disciplini.html
  • uchit.bystrickaya.ru/svistok-tretij-tajm-afera-vakuumnij-klondajk-akademii-nauk.html
  • essay.bystrickaya.ru/blm-beru-procesndeg-arim-atinasti-zhalpi-sipattamasi.html
  • klass.bystrickaya.ru/83-ustojchivoe-razvitie-opasnie-pesticidi-i-spmrhv-posobie-dlya-npo-osnova-dlya-dejstvij-po-zashite-zdorovya-cheloveka.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/programma-tura-1-ij-den-31-12-2011-pribitie-v-vilnyus-vstrecha-turistov-na-zh-d-vokzale-avtobusnom-vokzale-ili-aeroportu-zavtrak-v-kafe-starogo-goroda-transfer-v-gostinicu-artis-4-razmeshenie.html
  • notebook.bystrickaya.ru/kazahstan-analiz-obektivnih-indikatorov-ekonomicheskoj-transformacii.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/psihoterapevticheskij-materializm-i-terapevticheskim-otnosheniyam.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/zashita-otnalogovogo-terrora-stranica-5.html
  • bukva.bystrickaya.ru/pedagogicheskaya-deyatelnost-rubinshtejna.html
  • testyi.bystrickaya.ru/8-poryadok-zaklyucheniya-gosudarstvennogo-kontrakta-konkursnaya-dokumentaciya.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/variant-5-posobie-po-vipolneniyu-kontrolnih-zadanij-1-2-3-dlya-studentov-fbo-vseh-specialnostej-gomel-2004.html
  • kolledzh.bystrickaya.ru/astralnij-tajnaya-doktrina.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.